Не ожидали такого поста?

Сегодня мы ездили на кладбище – годовщина смерти отца Франсуа, 19 лет уже прошло. Мы уже были как-то на другом, Южном кладбище Страсбурга (у мемориала русским солдатам), и вот – на Северном, которое расположено в пригороде – милой деревушке Шитильгхейм, где я проживала в первое свое знакомство с Францией.

Чем отличаются кладбища Альзаса от украинских (где я бывала):

  • Расположение захоронений там идеально ровное, могилки аккуратные, без излишеств.
  • Часто можно увидеть милые вещицы: игрушки, лампадки, фото в рамках или просто небольшие таблички с надписями. Некая душевность, персонализация, а не просто венок из искусственных цветов. Кстати, таких венков я видела очень мало, впрочем, как и присущих Украине фейковых букетиков из крашеной ткани.
  • Есть обычные могилки, есть нечто вроде тумб для хранения урн с пеплом, а есть Сад поминовения, где в земле покоятся маленькие сосуды с пеплом (месье Марсель похоронен именно так).
  • За место на кладбище надо платить, причем регулярно, а не разово при захоронении. И если оплаты нет – останки перемещают… Меня это несколько шокировало: легальным вандализмом попахивает, а еще…слишком корыстно как-то.

На кладбищах Франции не принято есть и пить в Поминальный день, как это часто делают в Украине (по крайней мере, в южной ее части). И вообще: некая вольность ощущается, а не тягость, как это бывало у меня ранее. И это не оттого, что здесь я не знала этих людей, это не мои умершие родственники – я одинаково спокойно отношусь ко всем  умершим, так как знаю, что души живут вечно – а значит, мы можем продолжать взаимодействовать. Смерти нет на самом деле, но это – отдельная тема для разговора.

А знаете, что еще меня удивило: Франсуа ничего не принес. У меня есть некое внутреннее предубеждение – посещая кладбище, новый дом или больного человека в больнице обязательно нужно что-то принести с собой и подарить. Сложно объяснить истоки этой причуды во мне, но это железно. И в этот день, я думала: мы по пути купим цветы или лампадку – но нет. И тогда перед входом на кладбище (буквально в 5 метрах от него), я увидела цветущее дерево и сорвала с него небольшую веточку (конечно, попросила прощения) с розовыми бутончиками – и положила там, в Саде поминания. Да, у моего мужа много горьких воспоминаний, связанных с его семьей, но при этом я явственно вижу тоску по отцу – хотя, по его словам, они не были достаточно близки: то ли от возраста – стать папой уникального сынишки в 47 лет это подвиг, то ли судя по тому, что я уже знаю о своем beau-père – он был человеком особого склада ума, возможно интровертом, как и я…

Как то начала я об одном, а перешла на личное… Вот всегда так :\

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s