Впечатления по Ту сторону

Уже несколько дней работаю переводчиком в Красном Кресте в центре помощи беженцам с Украины. Люди бывают разные в любой нации, в любой стране: эту непреложную истину знают все. Каждый строит свою жизнь в зависимости от внутренних убеждений и внешнего социума, но именно в моменты критических ситуаций проявляется истинная Сущность человека.

За эти дни я видела разное:

  • молодых мам с трясущимися руками и затуманенным стрессом мозгом настолько, что даже простой вопрос: «ваше место прописки, сколько лет ребенку» заставлял их зависнуть в паузе на 10 -15 секунд, когда лучик сознания пытался судорожно пробиться до информации внутри сквозь пелену спрессованных эмоций.
  • Беременных женщин, которые должны были впервые в жизни стать мамой максимум через 10 дней – и вместо счастливого ожидания события и постижения нового, бесценного опыта Матери, бегут  через  тысячи километров подальше от родного дома, превратившегося в ад.
  • Одетых с иголочки и обвешанных золотом ботоксных фиф с идеальным маникюром и угольными бровями, пытающихся узнать, когда им дадут отдельную квартиру поближе к центру (бесплатно естественно), материальную помощь в виде денег (заметьте: не еды, необходимых медикаментов или одежды). И гражданство как можно скорее! таких наивных десятки и десятки, — ни за что бы не поверила, если бы не видела своими глазами.
  • Людей, которые просто хотели узнать, где можно покушать. Скромно стоя в сторонке, и не стуча себя в грудь: мы из Мариуполя. Нет-нет, им не нужно беженство и квартира, они обязательно вернуться в Украину, только там станет немного тише. Но так, как помощь запаздывает на неделю, у них просто нет денег, чтобы купить поесть. Понимаете? ПРОСТО ПОКУШАТЬ, а не дом в видом на Рейн и полным соц.пакетом.
  • Людей, наглостью и криком пытающихся добиться решения своего положения, не понимающих, что Франция – это совершенно иной менталитет, административный процесс и моральное давление здесь не указчик.
  • Пользующихся случаем разновозрастных людей, желающих получить полное медицинское обследование ( это в Красном Кресте, который можно приравнять к Скорой помощи, но никак не к профильной медицине), лечение и прочее, причем бесплатно. К слову: бесплатной медицины в Европе НЕТ и «я хочу узнать свое давление, у меня когда-то был гастрит, выпишите мне рецепт на это» французы воспринимали с дежурной улыбкой за сцепленными зубами. Еще бы: как можно не понимать, что это- помощь тем, кто реально находится на грани: женщину, которую срочно отправили на кесарево, бабушку с Альцгеймером, пожилого мужчину на инвалидной коляске со скачком давления за 220, ребенка с рвотой и диареей…

Я видела детей разных:

  • Из благополучных семей, в дорогой одежде, пытающихся «соответствовать стилю, заданному родителями», но уже через 15 минут пребывания в игровой комнате становившихся обычными детьми.
  • Совсем маленьких, совершенно не понимающих французский язык, оттого насторожено реагирующих на каждого взрослого, пытающего узнать, все ли хорошо. Я провела с ними полдня, разговаривая с ними на их родном языке – часто украинском, который я редко использовала в силу того, что в моей семье всегда говорили на русском.
  • Девочек, прибывших из самого пекла – их не по-детски взрослые глаза говорили об этом и полное нежелание быть активными. Они просто безжизненно сидели возле родителей, иногда совсем не реагируя на внешние раздражители.

Я видела беспомощно сидевших в уголке семейную пару глухих, которым никто не мог помочь – никто не знал язык жестов, а если учесть разницу межу французским и русским языком, то положение было безнадежным. Безвыходных положений не бывает – я знаю, поэтому нашла выход: наговаривала текст в переводчике, они писали мне ответ на бумаге, потом я переводила французской администрации и медикам. Это невыносимо трудно всем, но мы справились. Я вообще была впечатлена их смелостью, учитывая обстоятельства и путь, который они проделали из Харькова до Страсбурга. Еще раз: украинцы с дефектом слуха (полностью не слышат, а не частично) пересекли Европу, добрались до Франции, не зная другого языка, кроме родного. Такие моменты придают внутреннего куража!

Я видела многочисленные семьи молдавского, армянского и грузинского (и даже несколько африканцев) происхождения, пытающихся пробиться сквозь преграды французской администрации для получения статуса беженца. Иногда силой, чаще обманом и подтасовкой документов. Им было все равно, что Центр помощи – для украинцев, а для других национальностей есть другие ассоциации. Нет, я не разделяю людей по национальности, но есть же какое-то уважение? Вам просто не хочется жить в вашей стране, но другим НЕГДЕ жить, потому что от их дома остались только дымящиеся стены. Своя рубаха ближе к телу, ладно, но элементарное уважение к себе – есть ли оно у таких людей?

С каждым днем все больше складывалось впечатление, что большая часть прибывающих беженцев почему-то уверены в том, что Франция ОБЯЗАНА каждому

  • предоставить отдельную квартиру в городе (нет-нет, пригород? Ни за что!),
  • минимум трехразовое питание,
  • одежду-обувь-медикаменты-игрушки для детей-развлечения,
  • бесплатный проезд по всей стране и т.д.

 Я видела список из 30 пунктов, присланный в личные сообщения одному из русскоязычных организаторов помощи в Страсбурге, где указывалось, в чем нуждается семья:

  • нож для приготовления пищи, отдельный – для чистки овощей,
  • подставка под мыло в ванную,
  • сушилка для полотенец,
  • крышка туда, особые тарелки сюда,
  • минимум 10 пунктов игрушек для детей (особенно взорвали мозг просьбы о нескольких видах мячиков, — одного недостаточно?),
  • халатики, тапочки и

многое из того, без чего в жизни люди обходятся всю жизнь, не то чтобы в условиях войны.

Кто-нибудь из таких фантазеров задумывался, откуда у страны такие средства, если 30% французов живут на границе бедности? И вообще, разве Франция обязана?

Разве обязаны французы открывать двери своих домов для неизвестных им людей, не знающих ни язык, ни правила поведения? Разве французы обязаны бесплатно волотерить, иногда даже ночами (как Красный Крест), чтобы помочь прибывающим беженцам? Разве оны обязаны выбирать между помощью страждущим и своей семьей, детьми, своим досугом и привычками?

Вообще нет. Ни капельки они не обязаны.

Но почему они это делают, не имея прямых или косвенных, родственных или дружеских связей с Украиной?

Может оттого, что сопереживают, сочувствуют и понимают, что каждый может попасть в такое положение. Что рядовые жители страны не властны над тем, что твориться в головах выше стоящих. А еще свято верят в то, что прибывающие – такие же порядочные люди, как они…

За эти дни я многократно испытывала испанский стыд за людей, — не только за украинцев.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s